Я толстая! Психология анорексии, как не довести себя

Я толстая! Психология анорексии, как не довести себя

Наверняка, многие из читателей видели выпуски популярных ток-шоу, посвященных фарфоровым девочкам-бабочкам с бездонными глазами, чей индекс массы тела не то что меньше «со скрипом» приемлемых 17,5%, но и меньше 15%. Часть аудитории жалеет героинь, часть – осуждает как «недалеких» жертв фэшн-пропаганды (меметичное «самивиноваты» - ну, вы поняли).

Однако, очевидная дистрофия – это лишь вершина айсберга под названием расстройства пищевого поведения, лишь зримый авангард незримой войны с внутренним врагом, в которой без перспективы на мир погрязли миллионы абсолютно «среднестатистически выглядящих» женщин.

Не совру, если скажу, что 9 из 10 девушек считает, что им следует сбросить как минимум пяток килограммчиков.

Согласно феминистской матчасти, причина женской дисморфофобии, чаще всего устремленной к уменьшению занимаемого пространства, кроется в том, что патриархальные представления о том, как же должна выглядеть носительница юбки, является лишь еще одним рычагом угнетения мужским полом женского. В том плане, что все стандарты красоты и приблуды, призванные оную якобы совершенствовать, противоестественны и направлены на ослабление особи, согласившейся играть по сим правилам: речь идет не только о дискомфортно низком весе и являющейся во сне тушёнке, но и о вреде высоких каблуков, операциях по «эстетизации» - подгонке – половых органов под порностандарты (что имеет самые неприятные последствия), неудобной непрактичной одежде, непрекращающейся борьбе с «лишними» волосами везде, кроме головы.

Так, общество, по крайней мере, более-менее цивилизованное, уже пришло к тому, что женщин уже не воспринимают, как бессловесную домашнюю утварь: мы освоили все социальные сферы и не нуждаемся более в кураторе мужского пола.


Собственно, поэтому внешность, по факту, остаётся единственным и безотказно работающим инструментом давления на (выражусь антифеминистично) прекрасный пол. Почему? Да потому что как ни крути желание нравиться, возбуждать и размножаться с отборными самцами вбито женщине в подкорку!

Мы расстраиваемся, когда кто-то, пусть даже это будет неприглядный сосед-алкаш, критикует наш вид (так даже обиднее), несмотря на то, что понимание красоты субъективно, и если честно, то у большинства мужчин оно ещё и очень примитивно.

Как известно, стандарты красоты не всегда упирались в худобу (еще не далее как в первой половине прошлого века это было не так). Однако, мода имеет огромное влияние на сознание масс. С тех пор как недовес стал трендом (начиная с 60-ых), количество пациенток с анорексией в геометрической прогрессии расло с каждым десятилетием.

Но… Мода – одна сторона медали. Давайте подробно рассмотрим другую.

А именно наши токсичные внутряки: неприятие себя, непрекращающийся поиск внутреннего врага, выливающееся в нездоровый перфекционизм (если он в принципе может быть здоровым – но это тема для отдельной статьи). Почему же так часто фокус «работы над собой» смещается именно в сторону внешности? Ну, на самом деле потому, что результаты усилий в данной сфере наиболее очевидны, хотя удовлетворения они всё равно не приносят, потому что причина известно где - в голове. Есть куча примеров объективно красивых людей, которые умерли от постоянного перекраивания себя. Ну, допустим, вот даже мужчина: Пит Бёрнс. Погуглите «до-после».

Наиболее распространенными являются случаи сочетания анорексии и булимии. Врагу не пожелаешь попасть в цепкие лапы этого недуга. Ну, во-первых потому, что даже в «голодные» периоды весь твой мир вращается вокруг еды. Ты то и дело проверяешь свои фитнес-приложения, калькулируешь калораж выпитого кефирчика, замеряешь объемы всех мыслимых и немыслимых частей тела, вертишься у зеркала, собирая пальцами обвисающую кожу и находишь, что стоит сбросить еще пару кило. Ты впадаешь в расстройство, начинаешь ненавидеть себя.


Но эта ненависть не идёт ни в какое сравнение с той, что одолевает страдающего рпп в период компульсивного переедания, или зажора – сия лексема лучше передаёт суть процесса. Может быть, мы как-то могли бы контролировать булимический голод, если бы существовал хоть малейший шанс предугадать, что же послужит триггером приступа.

Это может быть радость, печаль, скука, тревога, да всё, что угодно… Но, пожалуй, всем этим эмоциям присуще кое-что общее: мы просто хотим быть более значимыми. В переводе на физический язык – весомыми. Легко интроецируемое счастье должно быть приумножено, а несчастье будет поборото посредством того, что мы над ним приумножимся и воздоровеем.


Зажоры заканчиваются объятиями с фаянсовым другом, приемом слабительных, селфхармом, тренировками до упаду, ну и… ужесточением диеты и всё более и более расшатанными нервами. Когда уже не до чего… Когда от голода начинают мучить панические атаки и галлюцинации.


Ох, совсем забыла упомянуть про отсутствие месячных…
Черта с два ты остановишься! Ведь ты видишь отвес и уменьшающееся отражение в зеркале - а это лучшая мотивация. Опять же тебя девчонки из тематического паблика поддерживают. Да и есть, если честно, уже просто не хочется…