Треугольник Карпмана.

Треугольник Карпмана.

Понятие треугольника Карпмана несложно понять, запомнить и применить в жизни или в психотерапевтической практике. 

Но вместе с простотой уживаются кошмарные масштабы явления: по данным социологических опросов ВЦИОМ, 40% россиян ставили счастье в семье на первое место по приоритету; хорошую работу — 14%, здоровье — 13% и т. д. 

Россиянам не хватает счастья в семье, и причиной этого очень часто оказывается распространенность «треугольника судьбы», как его еще называют. 

Что это такое и почему это явление так масштабно? 


Треугольник Карпмана — это психологическая игра «Агрессор — Жертва — Спаситель», инициатором которой практически всегда становится Жертва. Она ощущает себя неспособной к принятию решений, ощущает себя загнанной в угол Агрессором, который чаще всего и не собирался вовсе быть агрессором. Если спросить стандартного Агрессора, по какой причине он поступает именно так, а не иначе, он скорее всего ответит: «А что мне еще делать? С ней (жертвой) по-другому невозможно». Таким образом, Агрессор — это другая форма жертвы; Спаситель точно так же является лишь другой формы Жертвы («А как не помочь человеку в такой ситуации?»). Пример: жена обиделась на мужа за то, что он задержался на работе. Ощущая себя жертвой, она пошла в гости к подруге, чтобы пожаловаться ей и попросить моральной поддержки. Подруга стала Спасителем, муж — Агрессором, хотя изначально можно было решить вопрос без психологических манипуляций. 


Однако главной темой статьи является не сам треугольник Карпмана, а его распространенность в постсоветских странах. 

Очень частый случай: жена-манипулятор, обидами контролирующая мужа; муж испытывает одновременно негодование (он ощущает, как ущемляются его интересы) и чувство вины. Спасителем обычно становится друг семьи. 

Есть и другой вариант: жена выставляет себя жертвой действий свекрови; муж, вынужденно являясь Спасителем, пытается ограничить влияние своей матери. На деле проблема семьи не в свекрови, а в манипуляторе, т. е. жене. 

Знакомые ситуации, не правда ли? 
Заметьте: когда речь идет о психологических манипуляциях, иногда выстроенных в системы вроде треугольника судьбы, в примеры обычно приводится женщина. В западных странах нет такого колоссального перевеса манипуляторов в сторону женского пола; там их примерно равное количество среди мужчин и женщин. Именно в этом и есть специфика постсоветского пространства: манипуляторами, в данном случае Жертвами, практически всегда оказываются женщины. 
Причина этого кроется в институте семьи, в преемственности модели поведения. Мать не знает, как вести себя с мужем, как решать личностные и семейные проблемы; груз ответственности давит на нее, и, чтобы как-то облегчить себе жизнь, она пытается сбросить ее на мужа. Муж постепенно привыкает к роли Агрессора — таким образом, роли закрепляются за матерью и отцом. Дочь, как вы знаете, бессознательно копирует поведение матери, чтобы преодолеть Эдипов комплекс. И дочь, у которой нет альтернатив (модель поведения практически всегда заимствуется у матери), вырастает манипулятором, чаще всего Жертвой. 
Хотя роли в основном меняются редко, Карпман в работе 1968 года напоминает, что психологическая игра в треугольнике не терпит постоянства — каждый участник, вступив в игру в какой бы то ни было роли, в конечном итоге переключается в другую роль треугольника и обратно. Происходит это потому, что все три позиции этой психологической игры — вариации Жертвы. К примеру, Спаситель может выдвинуть обвинение Агрессору за то, что он, скажем, обидел Жертву; тогда Спаситель превратится в Агрессора, а Агрессор — в жертву. 

Вернемся к институту семьи. В российской семейной традиции вплоть до 1980-х годов (мы касаемся самого широкого класса — рабочего) имело место быть неравноправие и даже насилие. В западных странах равноправие установилось уже к 60-м годам прошлого века, а движение к этому началось еще в середине-конце 19-го века. В Российской империи тоже были такие тенденции, но, во-первых, в стране было огромное количество неграмотных крестьян, а во-вторых, тенденции были направлены в другое русло вместе с Октябрьской революцией. 
Насилие — главный ключ к пониманию треугольника Карпмана в современной российской семье. Превосходящая физическая сила мужчины не оставляет женщине выбора: каким-то образом необходимо решать проблемы, но как, если за словами всегда находится кулак? Решение — манипуляции. И к такому решению прибегали и до сих пор прибегают сотни тысяч постсоветских женщин. Это настолько стало всем привычно, что уже даже не рассматривается как проблема, которую нужно исправлять: у многих в голове сформировалась бессознательная ассоциация «женщина — манипулятор». Дочь, наблюдая за отношениями матери и отца, вырастает точно такой же Жертвой, и этот процесс не прекратится, пока проблема не будет осознана. 

Единственный способ исправить ситуацию — это осознать ее проблемность. 

Помните о психологических играх и не вступайте в них ни под каким предлогом.

Теги жертва. манипулятор спаситель агрессор Треугольник Карпмана